Погода: −1 °C
19.100...2пасмурно, снег
20.10−3...−1ясная погода, без осадков
  • Сереге, приславшему фотку на воцап

    пою я плохо, зато громко

    Исправлено пользователем Мужик (03.10.19 10:05)

  • Накинув длань на глобус с житом,
    стою задумчиво–смурной
    и вспоминаю о прожитом –
    весь путь, что шел я со страной.

    Как землю прохорями мерял,
    вдыхал Отечества дымы,
    за неименьем прочих верил
    в капээсэсные умы.

    Усатых, лысых и с бровями
    нам перепало на веку.
    Они командовали нами,
    да лыко было не в строку.

    Иосиф, Лёня, Боря, Путин –
    кому – венец? кому – елда? –
    нам обещали: лучше будет!
    а получалось... как всегда.

    На жар мартена глаз не щурил
    не вел комбайн, не строил БАМ,
    но в закрома советской story
    и я вложил весомый грамм.

    Не тырил мелочь по карманам,
    работал, жил, растил детей
    и слыл Великим Битломаном*
    среди знакомых и друзей.

    И вот стою, а стяг как пламя
    костром пылает за спиной
    и греет душу мою память.
    Погреюсь, да... пойду домой.

    * у Сереги – Сергея Анатольевича, одна из лучших коллекций винила Beatls в городе. Не CD-DVD и пр. циферь, а именно аналоговые носители, даже те, что выпускались изначально в моно и с индивидуальными номерами на конверте. Ну, естественно, отдельно американская и английская коллекции, которые несколько отличались порой, как по количеству песен, так и по названию альбома, по оформлению конверта (кто в теме, тот поймет).

    пою я плохо, зато громко

  • сидел и пялился на лист,
    подпёрши щёку,
    да он всё так же бел и чист,
    нет даже хокку,
    сидела муха на стене,
    чесала крылья,
    башка пылала вся в огне
    от мук бессилья,
    элегий нет, поэм и од,
    нет даже стансов,
    намазать, что ли бутерброд
    из ассонансов?
    сейчас слеплю из них куплет –
    готов к работе!
    кому понравится – привет!
    хрен – всем, кто против:


    мелькнуло лето и втуне –
    дождь с ветром в рыло,
    свербит колено, скрип в спине,
    тоской накрыло...

    пою я плохо, зато громко

  • Потуги графоманства
    что голому – углы,
    сродни похмелью с пьянства
    и ломке от иглы.
    И рифмы тень кургуза,
    невыдержан размер,
    эх! не желает Муза,
    помочь – черкнуть шедевр:

    соединить покруче
    целое из долей
    да уложить всю кучу
    в ямб, анапест, хорей.
    И дел – залепить строчками
    белый в полоску листок,
    грустный сижу ночью я,
    ручкой скобля висок.

    Катится шарик ручки
    под пологом летней ночи,
    укладывая в строчки
    буквы, тире, многоточия,
    левое полушарие
    двигает правой рукой,
    в правом шарю я –
    там тишина и покой.

    Где ты блукаешь Муза,
    щиплешь устало лиру,
    в рамках былого Союза
    или где дальше по миру?
    служила ты Пушкину, Гёте,
    Байрону, Брюсову, Гейне,
    помоги ж ты и мне, рифмоплёту,
    стихов совершить творенье.

    ***
    Как ножик вострый в пузо –
    я подскочил в момент:
    передо мною Муза
    и с нею инструмент.
    Я думал – она тётка
    в белом до пят балахоне,
    а это красивая, вёрткая
    девчонка в прозрачном шифоне.

    Сгрёб бумагу и ручку,
    на диван усадил рядом,
    облобызал ручку,
    бесстыдно обшарил взглядом,
    пальцем скользнул по коленке –
    мысли друг друга топтали –
    к бару метнулся в «стенке»,
    в бокалы плеснуть «Цинандали».

    Испуг и разочарованье
    прочёл в глазах девчонки,
    но был я в тисках желанья
    от мозга и до печёнки.
    Забыв про перо и бумагу,
    не пригубив вина,
    набросился на бедолагу,
    лишь горько вздохнула она.

    Стыдно сказать о таком –
    все как в дурацком сне,
    где я в стакане высоком
    брюхом елозил на дне.
    В клочья шифон изодран,
    струны оборваны лиры,
    давят немым укором
    стены моей квартиры.

    Утро старым трамваем
    тренькает из темноты,
    словно кто–то вздыхает:
    не быть вам с Музой «на ты».
    Да, графоманство – обуза,
    опустошенье и боль,
    не надо насиловать Музу,
    толку с этого – ноль!

    пою я плохо, зато громко

  • Серый дождь смывает краски
    с осени холста,
    есть конец у всякой сказки –
    истина проста.

    Лето пили – было дело –
    мы любви вино,
    да видно только не успело
    добродить оно.

    И в душе озноб и просинь,
    дом опять мой пуст –
    приговор выносит осень
    за растрату чувств.

    Журавлей унылый клин –
    старое кино.
    Ты приди, прижмись, прильни,
    да только не дано.

    Так хоть, услышав это ушком,
    брось в меня упрек :
    ты была моя Игрушка,
    я – твой Кошелёк...

    пою я плохо, зато громко

  • Бог творить любил
    и в этом был подкован:
    Мысль,что сочинил,
    обозначил Словом,
    и вибраций звук
    запорхал в пространстве,
    и миры вокруг
    закружились в танце.

    Правила игры
    проще чем в хоккее,
    и я леплю миры,
    мыслеформы клея:
    свой диван давлю
    тут, у нас, в Сибири,
    а что во сне леплю,
    где–то в тонком мире.

    Персонажи все
    слушаются строго –
    я у них, во сне,
    за царя и бога:
    подсознанья крик –
    и они прогнутся,
    и исчезнут вмиг –
    стоит мне проснуться...

    А может это мы
    в Чьём–то сне гуляем,
    напрягя умы,
    дурака валяем,
    и если прав закон,
    дорогие люди,
    а вот проснётся Он
    и что же с нами будет?

    пою я плохо, зато громко

Записей на странице:

Перейти в форум

Модераторы: